Ремёсла (еврейский аспект)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Ремёсла»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

Ремёсла (еврейский аспект).

Еврей-штукатур. 1920-е годы. Картина Й. Пэна.
Еврей-часовщик. 1914 год. Картина Й. Пэна.
Старый портной. 1910-е годы. Картина Й. Пэна.
Балагула (извозчик). Скульптура работы Бориса Целинкера.
Кузнец. Начало 20 века.

Содержание

В Библии

Библия (Быт. 4:2, 17, 20–22) изображает трех потомков Каина как первых людей, овладевших ремеслами.

Сам Каин, правда, был земледельцем, но этимологически его имя значит «кузнец» (см. также Кениты); его сын Ханох (Энох) был строителем; среди потомков последнего были музыкант Юваль и кузнец Тувал-Каин.

Библия повествует о Бецалеле, сыне Ури из колена Иеhуда, — мастере резьбы по металлу, камню и дереву, которого Моисей назначил главой работников, сооружавших Скинию, Ковчег Завета, священную утварь и изготовлявших одежду для священников (Исх. 31:1–11; 36–39).

Упоминаются тирские ремесленники, участвовавшие в сооружении Иерусалимского храма при царе Соломоне; наряду с каменотесами там были плотники, резчики по камню, дереву и металлу, прядильщики, кузнецы, литейщики, ювелиры, как это следует из описания выполненных работ (II Хр. 2:17–4:22).

В царствование Хизкияhу в Иерусалиме в скале был высечен подземный водовод длиной в 480 м на глубине 40 м; землекопы вели работу одновременно с двух концов туннеля и встретились на полпути.

Согласно библейскому повествованию, Навуходоносор угнал в Вавилонию 10,000 человек, из которых 7000 были воинами, а остальные — ремесленниками (II Ц. 24:14:16; ср. Иер. 24:1; 29:2).

Информация о ремеслах после возвращения из вавилонского плена (538 г. до н. э.) весьма скудна. Библия упоминает плотников и каменщиков среди тех, кто вернулся из Вавилонии в Эрец-Исраэль и, по всей очевидности, участвовал в строительстве Второго храма (Эз. 3:7). Среди строивших стены Иерусалима при Нехемии упоминаются цорфим (золотых и серебряных дел мастера) и строители, которые, в дополнение к каменной кладке, делали двери и ворота с замками и засовами (Нех. 3:1–32).

Раскопки показывают, что в персидскую эпоху в Эрец-Исраэль существовали деревни, население которых занималось исключительно гончарным делом.

В одном из греческих источников Иерусалим охарактеризован как город с обширным ремесленным производством. В Премудрости Бен-Сиры (38:27–32) довольно подробно описывается работа различных ремесленников — резчиков по дереву, резчиков печатей, кузнецов и горшеч­ни­ков; «у всех у них, — пишет Бен-Сира, — искусные руки, и все они сведущи в своих искусствах; без них не может существовать город, и где бы они ни жили, они не нуждаются в куске хлеба».

В эпоху Хасмонеев

В эпоху Хасмонеев вследствие предпринятых царями широких строительных работ ремесла получили новый импульс для своего развития. Развитие морской торговли в этот период также способствовало подъему ремесел. Описание гробницы и монументов, сооруженных в Модиине Шимоном Хасмонеем в память своих родителей и братьев (I Макк. 13:25–30), не оставляет сомнения, что в их строительстве и украшении принимали участие многочисленные ремесленники различных специальностей.

Широкие строительные проекты в Иерусалиме и Кесарии, осуществленные Иродом I, и, в первую очередь, перестройка Храма, требовали умелых работников всех специальностей — каменщиков, плотников, кузнецов, ткачей, золотых и серебряных дел мастеров и т. п. Иосиф Флавий (Древ. 15:380) отмечает, что на строительстве Храма были заняты евреи. Для осуществления работ в тех помещениях Храма, куда доступ разрешался только священникам, священники были обучены плотницкому искусству и каменной кладке (там же, 15:419). При раскопках в Иерусалиме был обнаружен саркофаг «Шимона, строителя святилища».

Несколько семей ремесленников специализировались исключительно на изготовлении аксессуаров храмовой литургии. Семья Гарму приготовляла хлебы предложения (вид жертвоприношения), а семья Автинас — фимиам. Эти две семьи монополизировали соответствующие производства. Когда они потребовали увеличить плату, храмовая администрация отказалась от их услуг и пригласила ремесленников из Александрии. Но вскоре обнаружилось, что новые мастера не справляются с работой, так что пришлось вновь обратиться к семьям Гарму и Автинас, которые согласились приступить к работе только после того, как их прежнее жалование было удвоено (Иома 3:11, 38).

В Мишне

Мишна упоминает о еврейских ремесленниках, занятых на строительстве языческих святилищ; законоучители постановили, что еврею возбраняется помогать язычникам в воздвижении базилик, строительстве арен, стадионов и судейских подмостков, а разрешается лишь участие в строительстве общественных бань и купален до момента возведения купола, где помещался идол (Ав. Зар. 1:7).

В Иерусалиме перед его захватом римлянами в 70 г. до н. э. некоторые улицы и кварталы были населены ремесленниками одной специальности — пекарями, сыроделами, кузнецами, ювелирами, кожевниками, красильщиками, ткачами, горшеч­ни­ками и т. п. Вне мастерской ремесленника можно было узнать по особому знаку, указывающему на его специальность: портного — по игле, воткн­у­той в одежду на видном месте, прядильщика — по шерстяной нити, красильщика — по разноцветным нитям, кожевника — по особому фартуку.

В Талмуде

Законоучители Талмуда с большим уважением отзываются о ремесле, которое не только позволяет ремесленнику вести обеспеченное существование («семь лет продолжается голод, а в дом ремесленника он не заглядывает», Санх. 29а), но и, как и всякий труд, предотвращает пороки, проистекающие от праздности.

Многие законоучители Талмуда зарабатывали на жизнь ремеслом. Так, рабби Иоханан hа-Сандлар был сапожником (и так и был прозван: на иврите сандлар — `сапожник`), рабби Иеhуда бен Илан — бондарем, и т. п. Законоучители утверждали, что тот, кто не обучает сына ремеслу, учит его разбою (Кид. 29а).

При этом, однако, Талмуд проводит различие между чистыми и лёгкими ремеслами и такими тяжелыми и грубыми профессиями, как выделка кожи, обжиг глины, горное дело и т. п. (Кид. 82а). Законоучители Талмуда неодобрительно отзывались о профессиях погонщиков ослов, лодочников и лавочников, поскольку эти занятия часто сопряжены с обманом и мошенничеством.

В Иерусалимском и Вавилонском Талмудах содержатся многочисленные упоминания о ремесленниках в Эрец-Исраэль и об их экономической стабильности, несмотря на разрушение Второго храма. Из Талмуда (ББ. 11) видно, что существовали профессиональные объединения, члены которых были связаны обязательствами по оказанию взаимопомощи в случае, если кто-то лишился средств производства (например, гибель осла у грузчиков, крушение судна у каботажников). О высоком мастерстве ткачей Бейт-Шеана упоминают как Талмуд (ТИ., Кид. 2:5), так и римские авторы.

В раввинистической литературе

В раввинистической литературе неоднократно упоминается институт ученичества; мастер звался рав, а ученик-подмастерье — талмид или шулья. Об условиях обучения ремеслу достигалась договоренность между мастером и родителями подмастерья. Как правило, сын ремесленника наследовал специальность отца; сироту обучали члены гильдии, к которой принадлежал его покойный отец.

В Талмуде содержится интересное описание большой синагоги в Александрии, где прихожане сидели группами по профессиям: золотых дел мастера, серебряники, кузнецы, прядильщики и т. п.; каждый нуждающийся мог найти там своих товарищей по ремеслу и получить помощь для себя и своей семьи (Сук. 51). Гильдия еврейских прядильщиков в Александрии была зарегистрирована как корпоративное общество в соответствии с римским законом. Еврейские медники в этом городе славились своим искусством.

Ремесленники Иерусалима имели обыкновение выходить группами навстречу паломникам, приносившим биккурим в Храм (Бик. 3:3).

В Ципори была синагога ткачей. Красильное дело находилось большей частью в руках еврейских ремесленников; пурпурный шелк выделывался в Цфате, Кесарии, Шхеме, Лоде и в галилейской деревне Луз. Тверия была центром стекольного дела. Мозаичный пол синагоги 6 в. в Бейт-Альфе содержит имена еврейских мастеров — Марианос и его сын Ханина.

Также и в Вавилонии евреи занимались самыми разнообразными ремеслами — ткачеством, крашением тканей, производством гобеленов, кожевенным делом, работами по металлу, плетением корзин и др. Пумбедита была центром выделки полотна (Гит. 27а; БМ. 18б). Иосиф Флавий (Война 5:212) детально описывает «подлинно удивительный» парохет (занавес) перед Святая святых в Иерусалимском храме, вытканный в Вавилонии.

Частые упоминания «глав ремесел» (рашей оманот) в Вавилонском Талмуде заставляют предположить наличие цеховой организации еврейских ремесленников; две такие гильдии — ткачей и корзинщиков — фигурируют в Талмуде (Сота 48а).

Имена еврейских стеклодувов были обнаружены на изделиях в Оксиринхе и египетских Фивах; римские изделия из стекла 3–4 вв. нередко украшены типично еврейскими символами — изображениями Ковчега завета, меноры, Храма и сукки, что указывает на еврейское происхождение их создателей.

Средние века

К 8 в. евреи были вытеснены из сельского хозяйства как в христианских, так и в мусульманских странах; ремесла стали почти единственной экономической сферой, в которой евреи могли быть заняты физическим трудом. Одновременно ремесла утратили свой прежний социальный престиж: в средневековых городах купцы и торговцы пользовались гораздо большим уважением, нежели ремесленники.

В отношении места ремесел в жизни еврейских общин в средние века прослеживается чёткая разница между общинами Средиземноморья (Южная Европа, Магриб и Ближний Восток) и общинами Центральной и Северной Европы.

Общины Средиземноморья

В присредиземноморских землях, где евреи жили издревле, ремесла продолжали оставаться основным занятием значительной части еврейского населения.

В 9 в. Биньямин бен Моше Нахавенди, живший в Персии, писал: «приходят в дома других для выполнения работ за плату — портной и прачка, работники по железу, меди, свинцу и олову, красильщик и ткач, равно как и всевозможные другие мастера».

В том же веке мусульманский автор в Египте с презрением отозвался о евреях, среди которых можно найти «только красильщиков, дубильщиков, кровопускателей, мясников и медников».

Респонсы вавилонских гаонов содержат множество материала о еврейских ремеслах в исламских землях в 10–11 вв. Мастерские еврейских ремесленников иногда были значительных размеров, в них имелись многочисленные технические приспособления для соответствующих работ.

Йеменский еврей-ювелир. Конец 20 века.

В конце 12 в. Биньямин из Туделы встретил еврейских ремесленников, лишь достигнув Греции; в Иерусалиме, по его словам, в это время жил один еврей — красильщик тканей.

В 13 в. Маймонид встретил в Иерусалиме еврейских красильщиков. По его свидетельству, в Фивах «около двух тысяч евреев. Они — искусные мастера по изготовлению шелковых и пурпуровых одежд в греческих землях, и среди них — большие знатоки Мишны и Талмуда». В Константинополе) ему объяснили, что «из-за дубильщиков... которые выливают грязную воду из своих мастерских на улицу, так что еврейский квартал совершенно провонял..., греки ненавидят всех евреев, как плохих, так и хороших».

В странах ислама структура еврейского общества, отличительной чертой которого была широкая прослойка ремесленников самых различных профессий, сохранилась вплоть до новейшего времени. Некоторые ремесла — например, выделка шелка и красильное дело, а в ряде стран (например, в Йемене) также и ювелирное дело, — считались еврейскими профессиями.

В Сицилии под властью норманнов и династии Гогенштауфенов производство шелка и красильное дело находились в руках евреев; особенно много еврейских ремесленников было в южной части Италии. В 1484 г. Овадия Бертиноро писал, что в еврейской общине Палермо около 850 семей; «они — бедняки-ремесленники: кузнецы, медники, грузчики, а также земледельцы... Христиане презирают их, потому что все они оборваны и грязны... Они вынуждены выполнять королевскую службу всякий раз, когда предпринимаются новые работы: они должны подтаскивать корабли к берегу, строить дамбы и т. п. Их также используют для телесных наказаний преступников и для приведения в исполнение смертных приговоров». Аналогичную ситуацию Бертиноро наблюдал и в Мессине.

В христианской Испании ремесленники составляли важную часть еврейской общины. Так, фамилии Эскапат, Скапат происходят от арамейского слова, означающего «сапожник». В 14 в. во многих общинах Испании (Барселоны, Сарагосы, Сеговии и др.) большинство или по меньшей мере половину работающих мужчин составляли ремесленники — ткачи, сапожники, портные, меховщики, кузнецы, шорники, гончары и красильщики. Эта профессиональная структура общин сохранилась, видимо, со времен мусульманского владычества.

В Арагоне были особенно известны еврейские ювелиры и переплетчики. Церковь, особенно в Испании, противилась тому, чтобы еврейские переплетчики переплетали христианские священные книги. Антиеврейские законы 1412 г. запрещали еврейским ремесленникам обслуживать христианских заказчиков.

Ремесленники были важным фактором в еврейской общественной, культурной и духовной жизни в Испании. Так, ремесленники составляли ядро мистического оппозиционного течения, которое противостояло рационалистически настроенной патрицианской прослойке, возглавлявшей испанские общины. Ремесленные гильдии нередко выступали с требованием демократизации общинного руководства и равного распределения налоговых сборов (например, в Сарагосе и Барселоне в 13 в. и 14 в.). Ремесленники всегда были наиболее преданной еврейским традициям частью общин. Ремесленные гильдии имели собственные синагоги (например, синагога гравировщиков в Сарагосе) и осуществляли филантропическую деятельность среди своих членов.

Во время массовых обращений насильственных в 1391–1415 гг. множество благочестивых ремесленников, рискуя жизнью, оставались верными своей религии. Неудивительно поэтому, что король Альфонс V заявил в 1417 г., что руководство еврейских общин перешло в руки «ремесленников и простолюдинов», а Шломо Бонафед сетовал, что в его время среди евреев Испании «портные выносят ученые суждения, а шорники заседают в судах». Устойчивая профессиональная структура еврейских ремесел сохранялась в Испании вплоть до изгнания евреев из страны; наряду с характерными еврейскими профессиями были ремесла, которыми евреи традиционно не занимались (например, строительство, первичная обработка шерсти, пастушество и др.).

Обращенные после 1391 г. в христианство евреи сохраняли традиционную еврейскую профессиональную структуру. После изгнания евреев из Испании ремесленники влились в общины Северной Африки и Османской империи.

Община Цфата в период своего расцвета (16 в.) состояла большей частью из ремесленников самых различных профессий; особенно процветало там красильное дело.

Общины Центральной и Северной Европы

Как уже указывалось, к северу от присредиземноморских земель ремесла играли очень малую роль в еврейской жизни. В начале 11 в. появляется упоминание о еврее, который приобрел пекарню в Северной Франции и работал там вместе с нанятыми им подручными-христианами. Вплоть до 15 в. христианские ремесленные гильдии постоянно препятствовали росту еврейского ремесленного сословия.

Но, занимаясь ростовщичеством, евреи должны были поддерживать в хорошем состоянии и чинить получаемые под залог денег вещи, чтобы вернуть их сохранными или прибыльно продать. Для соблюдения требований кашрута необходимо было иметь собственных мясников (хотя гильдии христианских мясников всегда пытались — и иногда успешно — воспрепятствовать этому), а также собственных еврейских портных, соблюдавших правила шаатнеза.

Ремесла, практикуемые среди восточноевропейских евреев в средние века, были прямым следствием еврейских ритуальных требований, и, следовательно, были защищены правами и привилегиями, предоставленными монархами и другими властителями. В Великом княжестве Литовском уже в 1389 г. хартия привилегий евреям Гродно содержит разрешение «заниматься различными ремеслами». Такие ремёсла включали то, что связано с забоем скота и выпечкой (в связи законами кошрута); с текстильным производством и пошивом (из-за библейского запрета смешивать лён и шерсть); и парикмахерскими (из-за религиозных ограничений на бритье бород).

Это способствовало тому, что в 15 в. началось развитие ремесел среди евреев в Центральной Европе (Богемия, Моравия, Австрия) и особенно — в польско-литовских землях. Хотя особые привилегии, предоставленные местными органами власти, как правило, позволяли еврейским ремесленникам работать только для своих собратьев-евреев, всегда вскоре получалось так, что еврейские мясники, портные и парикмахеры и обслуживали также христиан.

В респонсах 15 в. говорится о еврейках-вдовах и незамужних женщинах, занятых прядением и выделкой шалей для покупателей-неевреев. Еврейские ремесленники упоминаются в Польше в 1460 г. Сохранилось разрешение городского совета Кракова от 1485 г. «бедной еврейке ежедневно продавать шали и шарфы ее собственной работы». Кроме того, отчеты из Львова в 1460 г. содержат конкретные упоминания о еврейских ремесленниках, занятых работой, не связанной с еврейскими обрядами. Они также отмечают, что некоторые из евреев Львова были кожевниками, и что эта профессия была широко распространена среди евреев с незапамятных времен.

Новое время

В 16 в. евреи все глубже проникали в ремесленное производство в городах Польши, как видно из непрекращавшихся жалоб гильдий и городских советов, а также из различных королевских постановлений и соглашений между городской администрацией или христианскими гильдиями, с одной стороны, и еврейскими общинами и профессиональными объединениями — с другой. У гильдии еврейских портных в Польше был свой флаг. С течением времени ремесла стали значительной частью экономики еврейских общин.

Одним из факторов, объясняющих успех еврейских ремесленников, было снижение цен на их продукцию. Евреев не принимали в христианские ремесленные гильдии (даже учениками и подмастерьями, так что им трудно было получить профессиональное обучение и открыть своё дело). Таким образом, закон никак не регулировал их положение, и они были вынуждены продавать свои товары по самой низкой возможной цене. Те, кто нарушал монополию гильдий, подвергались нападениям; их называли портачами (от слова "порты" - грубые штаны бедняков).

По всей вероятности, до 1650 г. число еврейских ремесленников оставалась достаточно низким. Тем не менее, путем принятия странствующего образа жизни (ходьба в соседние деревни и любое другое место концентрации потенциальных покупателей) и снижения цен, еврейские ремесленники удалось закрепиться в нееврейской рынке. В самом деле, в течение шестнадцатого века евреи продолжали вторгаться в различных профессий, несмотря на препятствия, поставленные на их пути христианскими гильдиями.

Исключением была Италия, где в 16–17 вв. эти ограничения были сняты. Когда вследствие опустошений Тридцатилетней войны (1618–48) из Германии в Литву в качестве беженцев прибыли 57 еврейских мальчиков, Литовский ваад постановил, чтобы беженцев «распределили по общинам, кормили, одевали и обували. Мальчиков, которым Бог даровал мудрость, чтобы их учеба была успешной, отправить в школы изучать Тору; мальчиков, чьи способности недостаточны для изучения Торы, отдать в услужение или обучать какому-либо ремеслу».

Это постановление показывает, что в еврейских общинах Литвы существовала возможность обучения ремеслам, но занятие ремеслами не считалось уважаемым занятием (за исключением книгопечатания). Рост числа ремесленников заставил в 1761 г. Литовский ваад принять постановление, возбранявшее ремесленникам во всех больших общинах страны участвовать в общинных собраниях. Во время расколов в общине Вильны во 2-й половине 18 в. ремесленники были активными участниками оппозиционных групп и течений.

В быстро развивавшихся юго-восточных областях польского государства еврейские ремесленники иногда получали особые привилегии от короля. Так, в 1578 г. Стефан Баторий даровал привилегии кожевнику Калману в Перемышле (Пшемысле), а в 1638 г. в том же городе король защищал «еврейских ремесленников, работающих исключительно для еврейских заказчиков», от ограничений, наложенных на них городскими властями. Но евреи все же проникли на христианский рынок, и в 1645 г. король утвердил соглашение между городскими властями Пшемысля и евреями; из параграфов 5–14 этого соглашения видно, что еврейские ремесленники составляли серьезную конкуренцию для ремесленников-христиан, главным образом в дубильном, меховом, портняжном, парикмахерском, ювелирном, шорном, пекарном, шляпном, кондитерском и оружейном деле.

В конце 17 в. христиане Пшемысля обратились к властям с жалобой, в которой указывалось, что «всякий еврей — либо ремесленник, либо торговец» и что «евреи совершенно погубили гильдии ювелиров, портных, мясников и пекарей». В жалобе описываются действия еврейских ремесленников:

« Они совершенно искоренили гильдию брадобреев-кровопускателей, так как есть несколько еврейских брадобреев, которые со своими лекарями ходят по поместьям к пациентам и там пускают кровь и ставят банки; то же они делают и в самом городе. Раньше в городе было немало христианских мыловаров, а теперь остался только один и очень бедный. Зато есть несколько евреев, которые варят мыло, отправляют его вниз по реке и продают его также и в самом городе. »

В Пшемысле, как и в других городах, быстро развились еврейские гильдии, и с последней четверти 17 в. сохранились различные правила и регламенты еврейской портняжной гильдии этого города, которая называла себя «святым обществом одевающих нагих» (хевра кадиша де-малбишей арумим).

Восемнадцатый век

Расширение еврейского ремесленничества в течение 17 и 18 веков была результатом демографического роста, различных войн, которые выпали на долю страны, и глубоких экономических изменений в результате их. В течение этого периода, аренда и торговля сократились. Евреи все чаще обращались к ремёслам в качестве источника дохода. Ослабление позиций нееврейских жителей городов привело к уменьшению их антагонизма по отношению к евреям, несмотря на продолжавшуюся, хотя и менее эффективную, оппозицию христианских гильдий занятию евреев ремёслами.

В 1764 и 1765 году от четверти до половины еврейского населения Польши было вовлечено в какое-то ремесло, точный процент колебался по регионам. В Вильне, например, были заняты 324 из 743 глав домохозяйств были заняты в ремёслах. В Жешуве эта доля была ниже, 111 из 292 семей жили ремеслом. В некоторых местах число еврейских ремесленников превышало число нееврейских.

В 18 в. многие еврейские ремесленники из частных городов польских магнатов начали поставлять свою продукцию на рынки и ярмарки главных королевских городов. Работа на открытый рынок вместо работы на заказ стимулировала развитие еврейских ремесел. Эти ремесленники, находившиеся вне цеховых рамок, обладали свободой действий и готовностью продавать свою продукцию в условиях свободной конкуренции.

В частных городах еврейские ремесленники часто находились под защитой владельцев-аристократов. Польское дворянство, как потребители изделий ремесленников, было заинтересовано в ограничении монополий христианских гильдий, так чтобы товары можно было приобретать по самым низким ценам. Аристократия, следовательно, рекомендовала юридическое признание еврейских ремесленников.

Это достигалось либо через их присоединение к христианским гильдиям и платы этим организациям за право свободно работать (без участия в какой-либо их деятельности), либо путём организации еврейских гильдий, которые, в редких случаях, могли даже принимать форму еврейских секций христианских гильдий. Еврейские гильдии в восемнадцатом веке в Восточной Европе, в частности, в Польше-Литве и Чехии, часто брали себе атрибуты, аналогичные христианским гильдиям - они имели свои собственные флаги, ежегодные праздники, места молитвы, проповедников и судей.

Добившись прочного положения, евреи занялись всё большим числе ремёсел на протяжении восемнадцатого века. Они обратились к новым профессиям, таким как работы по металлу, перевозки, столярное дело и производство свечей и мыла - областям, в которых польские ремесленники еще не организовались в цехи. Евреи доминировали в меховой отрасли, что позволило им создать еврейские гильдии скорняков и модисток, которые почти полностью монополизировали эти секторы.

Евреи заняли также видное место среди ювелиров и серебрянников - в ремеслах, которые были довольно выгодны (тем самым позволяя еврейские ремесленникам инвестировать в технологические инновации) и давали практикующим их более высокий социальный статус, чем любое другое ремесло. Тем не менее, большинство еврейских ремесленников по-прежнему предпочитали традиционные ремёсла на основе религии.

Развивались еврейские ремесла и на западе польско-литовского государства. Так, к концу 18 в. в Познани действовали 923 еврейских и 676 христианских портных, 22 еврейских и 19 христианских ювелиров, 51 еврейский и 24 христианских шляпника, 52 еврейских и 6 христианских маслобоев, 238 еврейских и 6 христианских кузнецов, 51 еврейский и 607 христианских пекарей. Всего в Познани насчитывалось 1592 еврейских ремесленника, то есть около трети от общего числа ремесленников города — 4921.

В Богемии, Моравии и Южной Германии евреи также все более широко занимались ремеслами. Например, в общине Праги существовали старые и упорядоченные еврейские ремесленные гильдии. В Праге возник обычай указывать профессию покойного на надгробной плите (например, ножницы на надгробии портного).

С эмансипацией и Хаскалой, одной из идей которых было обращение евреев к «продуктивному» труду, занятие ремеслами превратилось в вопрос идеологического характера, связанный со стремлением к переменам и улучшению общественного и юридического статуса евреев. Так, австрийский император Иосиф II включил в «Указ о терпимости» (1782) поощрение к занятию евреев ремеслами.

Но практические изменения в ремеслах проистекали не из идеологических и юридических причин, а были следствием реальной общественно-экономической ситуации, в которой находились еврейские массы в польско-литовских землях, а позднее — в черте оседлости в Российской империи.

Девятнадцатый век

В Румынии

Число еврейских ремесленников в румынской части Молдавии была очень низким до 1800, несмотря на известность евреев в производстве алкогольных напитков. Но в течение первой половины 19 века доля еврейских ремесленников росла. В Яссах, например, в 1808 году 11% экономически активных евреев были ремесленниками. Эта доля выросла до 33.2% в 1820 году и до 36.9% в 1845 году. Ситуация в местечках была несколько иной: в 1845 году только 20% еврейского рабочей силы составляли ремесленники. Более выраженный рост в городских условиях, возможно, был связан с устойчивым притоком еврейских ремесленников из России и Галиции.

Увеличение числа молдавских евреев, занятых в ремёслах, перешло в увеличение и диверсификацию числа ремесел, которыми они занимались. Тем не менее, примерно половина из еврейских ремесленников были заняты в отраслях, связанных с тканями и обувной промышленностью. К концу 19 века, 43% всех портных в Румынии были евреи.

Модернизация городов Румынии после 1878 года заложила основу для целого нового диапазона ремесел, которые еврейские ремесленники быстро освоили. Подъем строительных проектов привёл многих евреев в строительную отрасль, так что в Бухаресте, например, было 1869 кровельщиков-евреев и только 956 неевреев. К концу 19 века доля еврейских каменщиков в Румынии возросла до 48%.

В Германии

В начале 19 в. в Германии началась пропаганда обучения евреев ремеслам. В частности, газета «Шуламит» проповедовала «продуктивизацию» еврейского населения путем широкого обучения ремеслам.

В России и Польше

В это время еврейские ремесленники составляли половину всех ремесленников в обедневших и перенаселенных штетлах черты оседлости. Они концентрировались там в большей степени, чем в крупных городах, а число занятых традиционными ремеслами оставалось высоким. В 1807 году в Минской, Киевской и Екатеринославской губерниях 67% еврейских ремесленников были заняты в текстильном и швейном деле.

Пошив одежды оставался важнейшей профессией среди евреев, которые смогли сохранить свою монополию в ней, потому что не было необходимости в больших инвестициях капитала. Они обслуживали массовый рынок, и потребители часто заказывали одежду, не выходя из своих домов. Кроме того, евреи регулярно посещали дома и дворы знати, и имели преимущество перед своими конкурентами, которые, как правило, не покидали свои магазины.

Евреи были первыми в швейной отрасли, кто производил одежду для продажи в розничной торговле; и они же разработали первые сдельные бизнес-модели: они будут обеспечивать ремесленников сырьём, а также оплачивать их труд после получения готового продукта. Многие из ремесленников торговали вразнос своей продукцией по окрестным деревням.

В 1816 году царский комиссар Конгресса Польши отменил закон, требующий от ремесленников принадлежать к гильдии, вводя тем самым свободу занятий ремесленными профессиями. В результате, евреи смогли заняться любым делом, каким они хотели. В этот период евреи в черты оседлости наряду с занятием традиционными ремеслами (главным образом швейным делом, ткачеством и починкой обуви) осваивали новые профессии, которые не требовали длительного обучения и значительных вложений в производственное оборудование, например, кожевенное дело или гужевой транспорт. Тем не менее, процент занятых в традиционных ремеслах оставался высоким даже на рубеже веков.

На протяжении 19 в. в Восточной Европе сложилась характерная профессиональная структура еврейских ремесел. Около половины занятых ремеслами в черте оседлости (включая мастеров, учеников и наемных работников) составляли портные (около 250,000 человек); производители продуктов питания, столяры, плотники и работники по различным металлам составляли еще около 30%; распространены были также профессии, связанные со строительством, текстилем и кожаными изделиями.

Еврейский сапожник в Кременце. 1914 год. Волынская губерния, г. Кременец. Фото С. Юдовина. Копия; оригинал хранится в Российском этнографическом музее, Санкт-Петербург.

По данным переписи 1897 года, 35.43% еврейского населения царской России было занято в ремеслах и промышленности, с подавляющим большинством в ремеслах. Половина из них были независимыми ремесленниками, которые работали самостоятельно или в семейном бизнесе.

Такая профессиональная структура вызывала значительную конкуренцию между еврейскими ремесленниками и их обнищание. Кроме того, они обнаружили, что все труднее конкурировать с развивающейся российской промышленностью, поэтому многие эмигрировали или были вынуждены стать наёмными рабочими.

Эта ситуация была использована различными работодателями и привела к нескольким спонтанным забастовкам; другие действия рабочих были организованы профсоюзами неквалифицированных и квалифицированных рабочих. К концу 19 в. в Восточной Европе широкие слои еврейских ремесленников, страдавшие от своей бедности и тяжелых условий труда, стали воспринимать революционную пролетарскую идеологию. Вместе с промышленными рабочими они составили ядро Бунда.

«Продуктивизация» еврейской занятости - часть идеологии сионистского движения

Концепция «продуктивизации» еврейской занятости стала частью идеологии сионистского движения, в первую очередь, его социалистического крыла. Так, Б. Борохов утверждал, что только социалистический сионизм способен перевернуть «перевернутую пирамиду» экономической структуры еврейского общества.

Исчезновение еврейских ремесленников в Западной Европе

В то же время в Центральной и Западной Европе число евреев-ремесленников резко сократилось вследствие их перехода к более доходным и престижным профессиям, характерным для среднего класса. Эмансипация в странах Центральной и Западной Европы привела не к переходу евреев к «продуктивному» труду, а к практически полному исчезновению еврейских ремесленников.

Появление еврейского ремесленничества в Западной Европе и США

Памятник еврейскому портному в Нью-Йорке.
Фабрикант-вампир и его жертва — еврейский портной. США. Карикатура Э. М. Лилиена.

Наряду с этим волны еврейской эмиграции из Восточной Европы в Западную, а большей частью в США, принесли с собой многочисленных ремесленников (так, среди еврейских иммигрантов в США до Первой мировой войны около трети составляли ремесленники, в то время как среди нееврейских иммигрантов их было лишь 20%).

Сложившаяся в Восточной Европе профессиональная структура еврейских ремесел сохранялась в первом поколении еврейских иммигрантов в Нью-Йорке, Лондоне и других центрах еврейской иммиграции (в частности, большой процент еврейских иммигрантов — в портняжном деле).

Двадцатый век

Между двумя мировыми войнами ситуация значительно изменилась. В странах, получивших независимость после распада царской России и Австро-Венгерской империи (например, в Польше и Литве), старинная ненависть христианских ремесленников приняла новые формы: евреи были вытеснены из сферы ремесленного производства путем либо прямых законодательных мер, либо казавшихся на первый взгляд умеренными требований со стороны профессиональных союзов или властей.

Например, право на занятие тем или иным ремеслом обусловливалось подобающим обучением у признанного (фактически — христианского) мастера; вводились строгие правила относительно производственного оборудования и условий работы, которые формулировались таким образом, чтобы воспрепятствовать занятию евреев ремеслами. Ответом еврейских ремесленников на эти и им подобные меры было создание кооперативов и касс взаимопомощи, создавались еврейские профессиональные школы.

В СССР

В Советском Союзе индустриализация и отрицательное отношение властей к индивидуальному ремесленному труду сократили роль ремесел в еврейских профессиональных занятиях. В результате евреи, как правило, стали уклоняться от работы в ремесленном секторе.

Во время агрессивной периода «военного коммунизма» ремесленники были насильственно лишены своего дохода. Их положение несколько улучшилось при НЭПе (новой экономической политике). Тем не менее, к концу 1920-х годов их позиции были вновь подорваны. Получение сырья и восстановление оборудования стали очень сложной задачей; было настолько же трудно продавать свою продукцию, и налогообложения была очень высоким. Помимо условий, которые сделали трудным для мастеров продолжать работать независимо друг от друга, таких работников принуждали присоединиться к артелям - в теории кооперативным, но на практике полностью контролируемым правительством.

По переписи 1926 года, 23% экономически активных евреев Советского Союза были ремесленниками. В Украине доля ремесленников была 20.6%, а по населению в целом лишь 1.4% могли быть отнесены к квалифицированным рабочим (в урбанизированных областях Украины 5.6% от общей численности населения и 19.6% еврейского населения классифицировались как ремесленники). Тем не менее, и в Советском Союзе евреи в основном были заняты в традиционных отраслях.

В 1929 году 53.6% евреев в Украине и 59.7% евреев Белоруссии, записанных как занятые в "промышленности и ремесле" были заняты пошивом одежды, изготовлением изделий из кожи, в полиграфии и пищевой промышленности. В Украине швейная промышленность по-прежнему была в руках евреев. В 1929 году 67% всех занятых в этом секторе были евреями. В 1939 году доля ремесленников среди еврейских глав семей Советского Союза и членов их семей было 20.1%, в то время как этот показатель среди нееврейского населения составил менее 5%.

В Польше между двумя мировыми войнами

В конце Первой мировой войны в Польше евреи составляли 68% всех портных, 86% всех часовщиков и 95% всех шляпников. Евреи, зарегистрированные в качестве занятых в промышленности, как правило, были портными, работавшими у себя дома или в небольших мастерских, где они нанимали несколько помощников. Опрос, проведенный в 1918 году, показал, что половина ремесленных мастерских Варшавы принадлежали евреям, но в то же время они были меньше, чем нееврейские.

В межвоенной Польше ремёсла были вторым наиболее важным источником дохода для еврейского населения после торговли. Примерно полмиллиона евреев было зарегистрировано в качестве занятых в "индустрии". В это число входила небольшая группа владельцев заводов, но подавляющее большинство евреев в "индустрии" были либо промышленные рабочие (приблизительно 200,000) или самостоятельные работники (примерно 250,000). Последние были в основном ремесленниками, занятыми в традиционных одёжной и пищевой промышленности.

Между 1918 и 1926 годами число принадлежавших евреям ремесленных мастерских выросло на 38%, в то время как количество мастерских, принадлежавших прочим людям, выросло всего на 26%. Около 60% еврейского квалифицированной рабочей силы было сосредоточено в центральной части Польши. Оставшиеся 40% были в основном на юге и востоке, в районах, считавшихся экономически отсталыми. Таким образом, евреи были более заметны в рядах ремесленников в экономически отсталых регионах, чем в более развитых. В 1919 году евреи составили 81% ремесленников в регионе Полесье и 77.1% в регионе Новогрудка, в то время как в области Варшавы еврейской доля составляла 44.2%, хотя 57.3% из ремесленников в городе Варшаве были евреями.

Доля евреев в квалифицированной рабочей силы стала меняться в Польше, особенно после 1927 года, с принятием закона о промышленности и ремёслах. Этот закон указал, что можно было заниматься ремеслом только по лицензии. Закон был разработан специально, чтобы обуздать расширение еврейского квалифицированного труда. Так как еврейские ремесленники часто были не в состоянии получить лицензию, многие были вынуждены работать нелегально.

Доля тех ремесленников, которые работали нелегально, была больше в городах, где они смогли скрыться от властей, и в профессиях, которые не требуют больших и заметных мастерских. Доля лицензионных еврейских ремесленников была больше в небольших городах и секторах, которые либо требуется постоянных консультаций с властями из-за потенциальных проблем санитарии (парикмахеры, пекари), или тех, которые должны быть размещены в сравнительно крупных мастерских (шляпное дело или шлифовка драгоценных камней).

В независимой Литве

Литовские евреи, несмотря на человеческие и материальные потери времён Первой мировой войны, были заняты в тех же ремесел и точно в тех же пропорциях после войны, как до её начала. Перепись 1923 года показала (так же, как перепись 1897 года), что 52% еврейских ремесленников Литвы были заняты в текстильной и кожевенной промышленности. Доля евреев, работающих в пищевой промышленности в 1897 году составила 13.4%, а в 1923 году она возросла до 15.6%.

В течение 1930-х годов, были попытки сделать квалифицированный труд более литовским. Этнические литовцы стимулировались их правительством освоить ремесло, и был принят фактически специальный закон, который сделал обязательным для ремесленников полностью владеть устным и письменным литовским и вести счета на этом языке. Многие еврейские ремесленники обнаружили, что им всё труднее соблюдать эти правила.

В Чехословакии

В межвоенной Чехословакии 22% экономически активных евреев работали в промышленности и ремёслах. В Чехии и Моравии большая часть из них были заняты на различных уровнях в промышленности; в отличие от них, большинство евреев в Словакии и Подкарпатской Руси (Закарпатье), которые были заняты в промышленности и ремеслах работали на небольших фабриках и в мастерских, на переработке сельскохозяйственной и древесной продукции в небольших лесопилках, мельницах, винокурнях и т.п.

Холокост и после него

Еврейский портновский кооператив в Загоре Шлёнской (Zagorze Slaskie) в Польше в 1946 году. Фото с сайта "Центропа".

В результате Катастрофы европейского еврейства ремесленное производство в Восточной Европе практически исчезло. К концу Второй мировой войны число еврейских ремесленников стремительно уменьшилось.

Пережившие Холокост ремесленники из маленьких еврейских общин Польши организовались в кооперативы, чтобы лучше подготовиться к новым экономическим реалиям. Американские еврейские организации, возглавляемые Джойнтом, помогали эти ремесленникам. Эти кооперативы занимались различными ремеслами, в том числе пошивом обуви, ткачеством, выпечкой и строительством. Первые четыре кооператива были созданы в 1944 году в Люблине. К 1949 году в Польше насчитывалось 220 еврейских производственных кооперативов, в которых состояли 9000 евреев. Это был год, в котором кооперативы достигли пика своего успеха, и с тех пор они начали сокращаться.

В странах Запада, в частности, в США, а также в Израиле индустриализация привела к резкому сокращению видов ремесленного производства. В связи с этим протекал процесс отхода евреев от занятия ремесленным трудом. Сохранившимися ремесленными производствами занимались другие этнические группы и новые иммигранты.

В Израиле

В Эрец-Исраэль энтузиазм халуцим был обращен главным образом на сельское хозяйство и физический труд, а не на развитие ремесел.

В независимом Израиле массовая алия из стран Востока в 1950-х гг. привела к временному подъему ремесленного производства, но быстрая индустриализация страны и модернизация производства способствовали постепенной ликвидации ремесел.

В современной экономике Израиля доля ремесленного производства незначительна и соответствует ее показателям в развитых странах Запада.

Литература

  • Haim Hillel Ben-Sasson, “Crafts,” in Economic History of the Jews, ed. Nachum Gross, pp. 151–157 (Jerusalem, 1975);
  • Eliyahu Feldman, Ba‘ale melakhah yehudim be-Moldavyah (Jerusalem, 1982);
  • Bina Garncarska-Kadary, Żydowska ludność pracująca w Polsce, 1918–1939 (Warsaw 2001);
  • Goralah ha-Kalkali shel Yahadut Germanyah, 1963;
  • Krauss, Tal Arch;
  • J. Lestschinsky, Das wirtschaftliche Schicksal des deutschen Judentums (1936;
  • Jacob Litman, The Economic Role of Jews in Medieval Poland (Lanham, Md., 1984);
  • Raphael Mahler, Yehude Polin ben shete milḥamot ‘olam: Historyah kalkalit-sotsya’lit le-or ha-statistikah (Tel Aviv, [1968]);
  • A. Ruppin, Jews in the Modern World (1934), 182–204;
  • C. Singer et al. (eds.), A History of Technology, 1 (1954)$
  • E. Tcherikower (ed.), Geshikhte fun der Yidisher Arbeter Bavegung in die Fareynigte Shtatn, 2 vols. (1943–45);
  • Mark Wischnitzer, A History of Jewish Crafts and Guilds (New York, 1965).

См. также

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья РЕМЁСЛА в ЭЕЭ